Сонечка

Ну как еще можно было отнестись к придурку, который для соблазнения девушки позвал ее в гости смотреть коллекцию жучков, пришпиленных иголками к картонкам? Или к тому, кто ночью в пионерском лагере, где оба они были вожатыми, сказал, что возвращаться в свой отряд ему уже нельзя – поздно, соседи не пустят. И это при том, что вся компания шлялась по лагерю до рассвета, пили водку, пели песни, целовались и не только. Короче, хитрец, уверенный в своей неотразимости, отправился спать в сонину комнату. И разумеется, плохо защищенная сонина крепость пала, не поборовшись даже для виду. «Мне все равно, а мужику приятно», — сформулировала на утро суть своего падения Сонечка. Вот именно, ей было наплевать.

Конечно, Сонечка, не будучи дурой, все прекрасно понимала. Но ведь мальчик-то был в общем неплохой, а то, что глуповат, так это от молодости. В принципе, положительные черты находились во всяком мужчине. В большей или меньшей степени. Жаль только что те, в ком они концентрировались, никак Сонечке не встречались. А если и попадались, то были уже безнадежно заняты другими девушками. На непродолжительное общение их еще хватало, но вот всерьез и надолго…

Увидев тень идеала, Сонечка слегка влюблялась, взаимная симпатия как-то очень уж стремительно доходила до постели, и там-то чаще всего случалось разочарование. Ну разве может Прекрасный Принц быть таким нечутким, несмешным и немытым? Так, вшивый оруженосец, а не романтичный рыцарь. Тень, помахав ручкой, отправлялась в небытие, откуда она собственно и была вызвана буйной сонечкиной фантазией. Не то, чтобы Сонечка жила в каких-то мечтах об алых парусах и свадьбе после первого поцелуя. Но не так же грубо? Странно только, что череде разочарований не видно было конца. Если верить диагнозу одной из подружек, Сонечка просто «обчиталась» книжек, особенно романов, что чрезвычайно мешает при выборе спутника жизни и, знакомясь с «мальчиком» нужно помнить, что непьющий мужик – хорошо, не гуляющий – тоже неплохо, а при вышеперечисленном еще и не придурок – просто редкое сочетание. И вообще, как свидетельствует статистика, дядек в России намного меньше, чем теток. И часть из все-таки выживших увлечена алкоголем, наркотиками, мелким и крупным хулиганством и отсидкой за них в местах не столь отдаленных. Остальные безнадежно женаты. Вот и делай выводы…

Естественно, случалось такое, что роман не заканчивался после первой встречи. В таких случаях вялотекущие знакомства продолжались по нескольку лет, и из каждого Сонечка умудрялась извлечь маленькую выгоду. Например, один «мальчик» сорока лет помогал ей распространять билеты, другой — оптовый торговец колготками – презентовал время от времени образцы из растущего ассортимента, третий дарил Виталику старые велики. Мелочь, а приятно. Были и связи просто так, по страрой памяти. К ним и относился преподаватель философии Сергей Владимирович К. «Всплеск» их взаимной симпатии как раз приходился на время злосчастного зачатия. Сергей Владимирович был женат и вовсе не стремился разрушить свое давно закостеневшее семейное счастье. А кроме того, слишком хорошо воспитан, чтобы сомневаться в том, что именно он виновник неприятностей. Поэтому Сонечка решила обратиться к нему. Пока Виталик гонял на велике, Сонечка и Сергей шли по аллее.

— Сережа, я, кажется, беременна, — после недолгих дежурных приветственных фраз заявила девушка.

— К-ка-ак же? Мы ведь с тобой месяца три не… — ошалело промямлил Сережа, меняясь в лице.

— Вот с тех самых пор. Я не хотела тебе говорить, пришла в частную клинику, сделала несколько уколов – они сказали, что все в порядке, никакого ребенка не будет. А он будет…

— Ты понимаешь, я…

— Я понимаю. Просто дело в том, что теперь все сроки упущены и придется делать «искусственные роды». Это противно и дорого.

-Сколько?

Точной суммы Соня не знала, поэтому попросила сто долларов – ей казалось, что этого хватит, да и не такие уж это серьезные деньги, чтобы отказывать. Сергей пообещал помочь. За сим и простились. После этого разговора у Сонечки не было желания не то, чтобы поцеловать «ухажера» на прощание, но и продолжать знакомство в принципе. Ни тебе сочувствия, ни даже внимания (таких крайностей, как любовь и предложение создать семью Сонечка и не ожидала). Несмотря на солнце, распускающиеся листочки и прочие весенние прелести, хотелось плакать от жалости к себе и неприязни к окружающей армии толстокожих дядек.