Сонечка

Сонечка

— Соньк, а Соньк, пойдем со мной в парк на велике кататься, а? Ты же все равно ничего не делаешь! – захныкал Виталик, которому меньше всего хотелось такой погожий день провести за инструментом. – И в игровые автоматы!

— Пойдем, — вяло согласилась Соня, подумав, что парк – наилучшее место для объяснения с одним из «пап». К тому же мысль о мороженом была даже приятна – должно же хоть что-то в жизни радовать.

Галочка

У Галочки (вернее – Галины Митрофановны) на этот субботний день были грандиозные планы. Сначала встреча у памятника Ленину (что на площади Мира) с подружками, потом — прогулка по проспекту Пионеров с непременным заходом в магазин «Все для дома» (в тот отдел, где торгуют нитками, крючками, иголками и решительно всем, что имеет хоть малейшее отношение к рукоделию и, наконец, вершина блаженства – сауна. Если честно, несколько часов, проведенных в женской компании за перемыванием косточек знакомых и распитием чая с медом (а когда и чего покрепче) за деревянным столом в отделанном вагонкой предбаннике вполне можно было бы назвать самым лучшим временем в неделе.

Как только дети ушли, она подвела глаза, накрасила губы розово-сиреневой помадой (конечно, жалко добро переводить – в сауне все равно все смоется, но ведь еще прогулка!), надела любимую кофточку и отправилась на променад.

«Девочки» ее уже ждали. С одной из них она вместе училась в школе, с другой – в институте, еще одна «приблудилась» к компании позже – они вместе с Галочкой лежали в роддоме и ее дочка была ровесницей Виталика.

Трое из собравшихся дам (Галочка, Верочка и Олечка – так они называли друг друга, или иначе – «девочками») были примерно в одинаковом положении – и семейном, и социальном. У всех имелись дети возраста от почтенного сонечкиного и младше. Периодически героини наши бывали замужем. Независимо от того, присутствовали ли в их паспортах штампы о семейном положении, приходилось работать, кормить детей и просто заботиться о себе самостоятельно. Бабского счастья, суть которого в благополучии за «каменной стеной» из «непьющего, не гулящего и работящего» мужика как-то не случалось. Мужья приходили и уходили, пили и «зашивались», а дети, квартиры, работы, дачи в шесть соток оставались и требовали неусыпного внимания.

Четвертой не только удалось на протяжении долгих лет быть замужем за одним и тем же дядькой, который по странному стечению обстоятельств не пил и занимал вполне приличную должность, но и самой стать аж председателем комитета по делам молодежи в мерии. За это все подруги относились к ней снисходительно, понимая, что такой удачливой тетке вряд ли возможно оценить всю нерешаемость их проблем.

Сейчас голубой мечтой и главной задачей их небольшой компании было выдать Сонечку замуж. По их представлениям те девочки, которые не сподобились создать семью во время учебы, имели шансы остаться в «старых девах». С этой точки зрения, Сонечке нужно было торопиться – последний паровоз уже трогался. Впрочем, Сонечка — девушка хорошенькая и вокруг нее вьются кавалеры. Только вот с маршем Мендельсона никак не складывается. Однажды галочкины подружки расстарались – познакомили на дне рождения Сонечку с племянником Верочки (ну очень умный мальчик, аж диссертацию пишет, и не женат, и даже официальной девочки нет). Результат – нулевой. Племянник слова не смог вымолвить (видимо, от счастья), а Сонечка поулыбалась лучезарно с полчасика, да и сбежала с вечеринки. Придурошный же «племянничек» не смог даже песню с «девочками» спеть – сидел, как истукан и наливал не вовремя. Постепенно судьба Сонечки превратилась в любимую тему для разговоров – как же, такая красавица и в девках засиживается.

Сегодня, несмотря на прекрасное яркое утро и позвякивание бутылок с пивом в пакете у «четвертой» — Оксаны Николаевны – в воздухе витало какое-то напряжение. Пришедшая позже других Галочка сначала не обратила внимание на то, что с ее появлением общий разговор прервался и после взаимных поцелуев повисло тягостное молчание. Потом постепенно началась болтовня ни о чем и Галочка поняла, что подружки хотят что-то ей сказать, но не решаются и предпочитают говорить о пустяках и преувеличенно громко смеяться. Что-то было не так, и даже не печально не так, а можно сказать «трагически». Подружки, справившись с шоком от встречи (конечно, они ее ждали, но все-таки никто не мог начать разговора), старались вести себя «как обычно»… Тем временем озабоченная Галочка размышляла, в чем может быть проблема. С детьми ничего не успело бы произойти – они совсем недавно расстались. Значит, что-то другое… но что? Может, кто-то из общих знакомых гадость какую про нее сказал? С «девочками» она не виделась с прошлой субботы, только болтала по телефону. И в долгих телефонных беседах ничто не предвещало беды.

Расположились в «предбаннике», разоблачились, завернулись в полотенца и, разлив пиво по стаканам, выпили по первому. Наконец Оксана Николаевна решила прервать тягостное молчание.