Сонечка

***

«Рожать определенно нельзя, — думала Соня, — непонятно какой он там после попытки убийства (тут она поморщилась, так чудовищно это звучало даже «про себя»). Кто папа предполагаемого бэбика, тоже ясно только с вероятностью в одну трамвайную остановку. Во всяком случае, никто из кандидатов ни в мужья, ни в отцы не рвутся. Да и не годятся.

Кроме того, мамашка не переживет – Витальку растить не на что, а тут еще один… Нужно искать деньги. У Вовки я просила их на предыдущий «эксперимент». Признаваться ему в том, что он не удался, было бы как-то глупо. Даже разговор на эту тему противно себе представить. Значит, пора искать двух других. Только бы Галочка ничего не заметила».

Больше всего на свете Сонечка боялась огорчать свою маму. Отчасти это объяснялось тем, что Сонечка ее искренне любила и даже называла всегда по имени – Галочка. Но основная причина крылась в том, что Галочка и без сонечкиных проблем была хронически несчастна. Ее личная жизнь никак не складывалась в сколько-нибудь внятную картинку («Как если смешать несколько картинок из пазлов, а потом потерять часть и пытаться собирать что-то цельное – ничего путного не выйдет», — представляла себе картину Сонечка).

Именно из боязни разбить галочкины радужные надежды на «образованных детей» Сонечка морочила маме голову «учебой» в университете и «получением диплома». Сама она была не тщеславна и искренне не понимала, почему Галочка с такой гордостью рассказывает всем об ее успехах в универе. Как будто отличница становится лучше с каждой пятеркой, а неуч не может любить маму больше, чем доктор наук.

Галочка

Матримониальные планы Галочки все время рушилась. Связано это было, скорее всего, с тем что привести «хахаля» в малогабаритную квартирку, где уже проживали сама Галочка, Сонечка, Виталик, а также кот Пушок и пес Шарик, было весьма проблематично. Ухажеры приходили, осматривались более или менее долго и исчезали, не выдержав накала всеобщей жертвенности, пылавшего в семействе.

В результате неудачных экспериментов с бабским счастьем, Галочка решила пожертвовать собой ради детей. Киндер, кухен, кирхен плюс ответственная служба – она трудилась в патентном отделе заштатного НИИ, неизвестно как сохранившегося почти в первозданной совковости – выдавала безумным первооткрывателям справки о том, что велосипед существует уже сотни лет и их «изобретение» нельзя назвать новаторским даже с натяжкой. Изобретатели попадались настырные, и общение с ними убивало остатки нервных клеток (которые не могли восстановить потом даже классическая музыка и общение с домашними животными).

Случались, конечно, в течение жизни и встречи, поначалу кажущиеся удачными. Но даже если каким-то ветром заносило приличного усовершенствователя клапана на тромбоне (около пятидесяти, холост, морально устойчив и материально независим), то он оказывался таким занудой и так надоедал со своим тромбоном, что хотелось выть на луну ночами. Кроме того, чужих детей он недолюбливал.

Платили в патентном отделе катастрофически мало, но уйти не представлялось возможным по двум причинам. Во-первых, не на кого было бросить ответственную должность и скрупулезно собранные архивы. А во-вторых, работодатели в очередь не выстраивались… Ну, и чем черт (то есть Бог, в которого Галочка верила тем истовее, чем горше были напасти, ее посещающие) не шутит, может и забредет все-таки какой-нибудь приличный дядька…

Почти оставив надежду получать от жизни удовольствие физическое, Галочка черпала моральное в постоянном напоминании о своем героическом подвиге ради Сонечки и Виталика. Слушателей рассказов о самопожертвовании было немного – подружек трудно было удивить – большинство из них могли бы поведать миру ничуть не менее драматические истории о загубленных жизнях и несбывшихся мечтах. Значит, доставалось детям.

Ради брата, по убеждении Сонечки, жертвовать вполне стоило, поскольку он хорошо учился, почти не хулиганил, любил рисовать и лепить. Но главное – он ходил в музыкальную школу и «подавал большие надежды». Поэтому Галочка по выходным водила Виталика на классические концерты. А через месяц он и сам должен был выйти на сцену родной музыкальной школы и отыграть свой первый концерт – для умиленных учителей и родственников.