Сонечка

Впрочем, нужно было действовать! Сергей набрал номер и сладчайшим голосом поинтересовался, не с Валентиной ли Дмитриевной он разговаривает? Собственно, было совершенно очевидно, что более в этом доме женским голосом никто ответить не мог – сын у деканши (история его появления у незамужней тетки вызывала улыбки всего института, но об этом – в другой раз) был еще совсем мелкий – только пошел в школу. Так вот, собеседница звонку Сергея вовсе не удивилась, а очень даже обрадовалась. И предложила, раз такое дело, встретиться в уличной кафешке у кинотеатра в центре города – попить пива и поговорить о деле, которое заставило Сергея нарушить ее покой в столь прекрасный день.

Виталик

Виталик тряс Галочку за плечи, пытаясь, во-первых — привести в чувство, а во-вторых – узнать, что случилось с Сонечкой и почему она, как ужаленная, умчалась в неизвестном направлении? Вообще Виталик, будучи единственным мужчиной в семье, далеко не всегда был мальчиком-нытиком. Иногда он вполне сознательно принимал решения, а также считал своим долгом заботиться о своих «курах». Мать и Сонечку он считал вялыми и к жизни совершенно не приспособленными.

Он не особенно волновался об исчезновении сестры — надо признать, что за ней и раньше водились такие финты — ругаться с Галочкой она не любила, поэтому предпочитала просто уйти, чтобы не накалять обстановку. На всякий случай, у Виталика был телефон сонечкиной лучшей подружки. Нужно было просто позвонить ей и узнать, как дела у Сонечки. И, разумеется, доложить Сонечке, если она там, что происходит дома. Но на сей раз, он решил сначала выяснить, что такого страшного знает про Соню мать?

Галочка

Галочке же мерещились вещи, одна другой страшнее. Сначала ей казалось, что раз Сонечка врала про институт, ее жизнь вполне может быть заполнена и другими ужасными тайнами. Например, она замужем за мафиози…. Или: у нее на стороне есть ребенок-дебил… Или: Сонечка больна лейкемией и скоро умрет…

От очередного встряхивания Галочка очнулась. «Боже, привидится же такое! Какая лейкемия? Какой мафиози? Почему непременно дебил? Чушь какая-то! И чего эта дурочка подорвалась, как ошпаренная? Если разобраться как следует – дело уже давнее, нечего так уж переживать. Она же меня знает – покричу немного и перестану. Надо ее поискать, а то с испугу наделает чего-нибудь», — так думала Галочка, приходя постепенно в себя. Наконец она обратила внимание на Виталика.

— Мам, ты чего, белены объелась? Напугала Соньку, сама странная какая-то…

— Я, Виталик, это…

— … в бане на горячую печку села?

— Нет, просто…

Галочка не могла так сразу сообразить, педагогично ли будет рассказать Витале всю правду о его сестре. Ведь ее диплом так долго был путеводной звездой, на которую ему рекомендовалось равняться.

— Ты скажешь или нет? Чего Сонька умчалась? Что ты про нее знаешь? Замуж выходит?

— Нет, она у меня колечко украла! – зачем-то выпалила Галочка, как будто украсть кольцо было меньшим грехом, чем не закончить университет. Впрочем, официально украшение считалось сонечкиным – колечко подарила внучке бабушка. Но Галочка, человек старой закалки, не оценила бы вольного с ним обращения. Во-первых, память о бабушке, а во-вторых, вдруг завтра неожиданно нагрянет «черный день»?

Не ленивый Виталик сгонял в соседнюю комнату, принес коробочку. Колечка и правда, не было. Галочка, привставшая со стула, чтобы заглянуть в шкатулку, грохнулась обратно.

Галочка

«А если все-таки муж-мафиози и ребенок-дебил? Определенно, Сонечку нужно найти, чтобы пролить свет на ее «вторую жизнь»!» – так размышляла чуть позже Галочка, принимаясь за привычные домашние дела, от которых ее никак не могло освободить известие о том, что Сонечка — вруша со стажем.